Category: литература

девуШШка грамотная

Ушел Андрей Мадисон. R I P.

В это невозможно поверить.
Один из самых интересных людей, с которыми сводила жизнь.


http://semen-serpent.livejournal.com/675721.html?style=mine
Во второй половине восьмидисятых мы общались очень плотно, постоянно сталкивались в различных компаниях.
Андрея называют "последним хиппи СССР", но , по моему,именно хиппи он все же не был.
Хиппи, да простят они мне, все же живут эмоциями, а Андрей жил умом, энциклопедическим, ироничным, глубоким, парадоксальным, живым умом.


Я помню, как гуляли они с маленькой дочкой по улице Пикк: Андрей яркий, в расписной футболке, фенечках, платке, драных джинсах и девочка в белоснежном платье с оборками, маленькая принцесса.
Он был стильным, очень, очень непростым, открытым, но не пускающим к себе никого случайного.
Какой красивой парой они были с его прекрасной Наташей, такие разные и такие "из одного ребра".
Хорошее было время: мы смеялись, спорили,снимали кино, читали, смотрели первые появившиеся видео, пили, курили и жили.

...Однажды таллинский поэт Андрей Мадисон шел по московской улице. И был он, надо сказать, очень хорош собой: в длинном кожаном плаще, дороден, высок, украшенный окладистой черной бородой, лукавыми черными очами, блестящей лысиной на полчерепа и свисающими густой бахромой волосами ниже плеч.
«Господи!» – отшатнулась в ужасе встречная старушка. «Да, бабушка, это я», – гордо ответствовал Мадисон.
(Из воспоминаний Андрея Полонского)



А потом все завертелось, развалился Союз, Андрей уехал, потом вернулся, продал квартиру, болезнь и смерть Наташи...
Мы увидели его в каком то литовском фильме, где он играл "человека-в-лесу", что то типа "дама в автомобиле с ружьем".
До этого он сыграл в Эстонии в двух авторских фильмах у Игоря, играл символ, сама его фактурность задавала тон.
Месяц назад приезжал в Таллинн из Израиля Авик Недзвецкий (Ави Беньямин), который с Андреем когда то ставил в Русском театре "Веселых нищих".
Вспомнили Андрея, с которым потеряли связь.

Последний раз мы были у них с Наташей в конце 90х, перед самым отъездом, в их невероятной квартире на Койду, где стены были расписаны-обклеены битловскими постерами, картинами нарисованными прямо на обоях, где книги были с пола до потолка по всем комнатам, такой мир мечты в миниатюре.

У меня есть одна старая черно-белая фотография, где мы сняты вместе в пустом трамвае, на задней площадке, и вокруг нас ореол света от плохой ручной проявки.
Так много, много света.